Почему Гребенщиков православный?

Слово в защиту Бориса Гребенщикова от "православного" линчевания

В предыдущей записи я выложил статью амурского филолога Евгения Ерёмина, опубликованной в журнале «Религиоведение» (2010) под названием «Обращение к жанру молитвы в современной рок-поэзии (на примере песни Б.Г. «Северный Цвет»)». Так вот, я понимаю, что в статье много букв, поэтому, чтобы сэкономить ваше время предлагаю особо интересные цитаты из этой работы:

«С другой стороны, проанализировав интервью разных лет, можно прийти к выводу о том, что он — православный христианин. Уже в интервью 1984 года Б.Г. показывает себя воцерковлённым человеком. На вопрос о том, что побудило его обратиться к «внешней стороне религии» — церкви, Гребенщиков отвечал: «Это мне помогает стать реально чище. Как только я смог пройти сквозь детское недоверие к церкви — шикающие старушки, церемонии и т.д. — я нашел там то, что там и было всегда — объединение и вечный праздник. А побудило, конечно же «стечение обстоятельств», как это обычно называется»6. В интервью 1991 года конфессиональная принадлежность «уточняется»: «К любой религии я отношусь хорошо. И к буддизму, и к дзэн-буддизму. Даже католиков могу понять. Но я — православный»7. В интервью 2003 года говорит: «Я очень люблю православие, более того, если говорить о подтверждении моей любви, загляните к нам на сайт, Вы найдёте список чудотворных икон, находящихся в России»8. Ну, и, наконец, в одном из последних интервью на вопрос: «Как Вы считаете, у человека должна быть одна религия или можно «пользоваться» всеми сразу?» музыкант отвечает: «»Пользоваться» всеми затруднительно: не хватит времени и медитировать, и лоб разбивать об пол, и исповедоваться. Религия — способ открыть в себе любовь к другим живым существам, поэтому должно быть время их заметить. Нужно оставаться в той религии, которая слилась с энергией земли, в которой мы родились. А потом, если будет возможность, изучать другие религиозные культуры. Я православный человек».

Однако в интервью середины 90-х, восхищаясь «фантастической красотой православия и гармоничностью его в России», Гребенщиков, тем не менее, оговаривается: «Я не могу назвать себя чисто православным человеком, потому что я не могу позволить себе роскошь сказать, что я умный и правильный, а вы все ребята — дураки. <…> Это то, что всегда возмущало меня в православии. А это, по-моему, оскорбление самого себя и других. И я, честно говоря, всегда знал, что я больше рамок, в которые государственное православие меня загоняет насильно». И тут же продолжает: «Однако я не могу сказать, что я ушел от православия или перерос его. Я думаю, что православие нельзя перерасти».

В ответ на вопрос, как православие уживается в нем с «восточными делами» — буддизмом и т.д., Гребенщиков говорит: «Христианство включает в себя без всякого ущерба для включаемого абсолютно всё остальное — и даосизм, и рок-музыку и заставляет все это делать по-настоящему. Христианство — это подход ко всему с любовью. Поэтому оно и важно. Все остальное — частности, включая в себя материальные условия, философии и т.д.»

Когда в 2002 году после трёхлетней паузы в сочинительстве Гребенщиков с «Аквариумом» выпустили альбом «Сестра Хаос», журналисты с удивлением отметили отсутствие в нём «восточных мотивов». В ответ на их недоумение поэт ответил: «А у нас никогда не было восточных мотивов, кроме как в виде очевидных шуток»19, в очередной раз сбив с толку общественное мнение и одновременно обозначив постоянство неких принципов. В то же время альбом был заявлен музыкантом и как принципиально отличный от предыдущих, как веха между двумя творческими этапами — 1990-ми и 2000-ми.

Святослав Шевченко

«Живой Журнал»

Комментарии: