Как я преподавал ОПК — урок 4

Как я преподавал ОПК - урок 4

В этот раз темой урока была «Молитва».  Подготовил коротенькую презентацию по молитве «Отче наш». Причем там на слайдах, оформленных на основе картин русских художников, писавших церкви, богослужения, молящихся — был лишь текст молитвы. Объяснять предстояло мне.

Начало получилось скомканное. Разные классы подтягивались поочередно. Из актового зла, напротив, доносилась «Пусть всегда будет солнце» — готовились к 9 мая. А у меня в аудитории две четвероклассницы и третьеклассник — устроили беготню с переброской тряпки для стирания мела с доски. В этот момент я возился со школьным ноутбуком и медиапроектором, который никак не хотел показывать… Пришлось возвысить голос, чтобы прекратить догонялки. Кстати, я узнал имя и фамилию четвероклассницы, которая постоянно досрочно просилась домой, потому как за ней непременно приезжали родители (в этот раз она будет спешить успеть на полдник 🙂 … ) Постепенно класс наполнялся.

С первых же минут я понял, что у меня снова будут проблемы с Димкой, который был в этот раз какой-то перевозбужденный. Его гиперактивность  не давала покоя ребятам, сидящим рядом. В общем, у меня класс постепенно выходил из-под контроля, а проектор не заводился… И как на зло вся речь, которую готовил по дороге (и не только) вылетела из головы. Беседа не клеилась… В голове вихрем проносились мысли, что без презентаций я полный ноль — не могу связать двух слов… Поэтому вспомнив, что лучшая стратегия — это нападение,  начал закидывать аудиторию вопросами: «Кто знает что такое молитва?» «Какие знаете молитвы?» Пришлось три-четыре раза строго одернуть разошедшегося первоклашку (все того же Димку).

Сделаю лирическое отступление… Перед педагогическим крестовым походом готовился к уроку по нескольким источникам — в том числе и по книжке о. Андрея… В процессе чтения понял, что ОПК отца протодиакона не совсем подходит под разновозрастной коктейль моих слушателей… Это понял и по непонимающим глазам ребят, когда начал рассказывать кое-что по тексту учебника. Либо я не смог адаптировать его к их восприятию…

Наконец-то, сведущий педагог настроил мне аппаратуру — и я показал слайд-шоу с текстом «Отче наш». После стал почленно объяснять молитву… И вдруг, на меня нашло вдохновение… Со скрипом, но находились нужные слова и образы… Худо-бедно, но класс меня слушал! Я почувствовал, что теперь я для них какой-никакой педагог и у нас есть контакт. Кстати, многие в кабинете знали эту молитву наизусть. И даже мальчишка с задней парты смог ответить на вопрос, что такое «и остави нам долги наша», то есть грехи… Тут я акцентировал внимание на том, что значит «оставить»… Что если мы не простим и нас Бог не сможет простить и дальше из моей памяти стали сыпаться пословица и библеизмы: «не рой яму другому», «не плюй в колодец», » как хочешь, чтобы к тебе относились, так и ты поступай»… Я зажегся, говорил искренне насколько мог… И малыши это оценили — в аудитории было более-менее тихо… Особенно ребятишки притаились когда речь зашла о лукавом… Объяснил, как мог, что он обманщик, немного прошелся по небесной революции, коснулся о нехороших мыслях в нашей голове…

Илья, который в прошлый раз изобразил на тетрадном листочке апостола Фому вызвался прочитать молитву «Богородице Дево». В общем, парень из более-менее верующей семьи. Именно он рассказывал на первом уроке, что заплакал, когда смотрел «Страсти Христовы».

В общем, после объяснений разрешил задавать вопросы, но аудитория была нема… Тогда всех распустил во своя си. На всё про всё ушло 30-35 минут. В целом, я удовлетворён уроком.

Да, ещё… Объявил, что на моём уроке они могут рисовать, следовательно, нужны карандаши, фломастеры и альбомы… Несколько девчонок сдали рисунки — с педагогической точки зрения не очень интересны… рисовали друг друга. Правда, попадались и церквушки с золотыми (а кое-где с оранжевыми) куполами. Рисовал и Арсений. Художественная композиция состоит из высокого неба, на котором четыре облака-тучи — на одном из них восседает Бог. Из туч — стрел-молнии. Внизу, словно, букашки копошатся люди, изо рта которых в облачке отделяются слова: «Что это?», «Это гроза», «Я не верю в Бога», «Я тоже», «Давайте кого-нибудь обидим» и лишь один кричит: «Помогите!» Арсений объяснил, что все это — плохие люди, и лишь один — хороший просит помощи. Я думаю, ребёнок нарисовал свою картину мира. Ребус однако.

«Живой Журнал»

Святослав Шевченко

Комментарии: