Если бы меня секли

Как жаль, что меня не лупили в детстве… Лет двадцать с лишним назад я бы, наверняка, не подумал об этом. Даже назвал бы такую мысль безрассудством. А сейчас скорблю. Вот сейчас думаю об этом и нахожу это странным, но каким-то внутренним чутьём знаю, что лучше бы меня стегали.

Нет, меня, конечно, наказывали. Мама ставила меня в угол – и с полчаса я дулся там, и не думая о своей виновности. В порыве материнского гнева она даже могла шлёпнуть меня, тут же скинутым с ноги тапком. Но это было раза два в жизни. (Отца не было, поэтому наказывать меня кроме неё некому). Так вот, последний раз, когда мать преподала мне тапочный «бой», я, срывающимся от сдерживаемых рыданий голосом, сказал ей: «Мама, зачем ты меня бьёшь, ведь я же живой?» После этого она на меня не замахивалась. А зря.

Дети очень находчивый народ. Например, я, заслышав упрёки о невыученных уроках или незаправленной кровати, мог разыграть целое театральное действо. Обмотав голову бинтом, и обильно смочив его красной гуашью, валился на пол своей комнаты и лежал «замертво». Если долго никто не заходил, начинал жалобно постанывать. Конечно, надеялся разжалобить.

Хитрость актуальна в любое время. А в нынешний век всепрощающего гуманизма этому нехорошему качеству, по-моему, потворствуют, принимая его за защитную реакцию ребёнка своей уязвимости, ранимости. Доходит до крайностей. Удивительно слышать, когда сыночек кличет свою маму Мариной, а папу – Игорем. Вряд ли малец был бы запанибрата со своими «предками», если бы в семье существовала строгость. А что дальше? Дальше-больше. Яркой иллюстрацией для меня стали записки одного немецкого путешественника XIX века. Он описывает такой факт, что в одном гордом кавказском народе совсем не наказывали мальчиков. Думается, что стойкие национальные традиции действуют и сейчас.

Но не об этом, собственно, мысль. Думы о себе самом. Ведь, если бы меня тогда секли, то, возможно, я был бы чуточку лучше… терпеливее и внимательнее к людям, менее упрямым и тщеславным, более отзывчивым и правдивым. Всё это кажется мне странным, но каким-то внутренним чутьём знаю, что истина где-то рядом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *